Version classiqueVersion mobile

La France et les Français en Russie

 | 
Annie Charon
, 
Bruno Delmas
, 
Armelle Le Goff

Résumés russes

Texte intégral

Франция и французы в России в XIX в.: источники, хранящиеся в Национальном архиве, Армель Ле Гофф

1В Национальном архиве Франции (Париж) установить наличие документов, содержащих сведения о французских гражданах, уехавших в Россию, несколько сложнее, чем в архивах Министерства иностранных дел. Тем не менее, эти документы также существуют.

2Так, серия F/7, по традиции именуемая «генеральное полицейское управление» («police générale») содержит дела, произведенные в ходе деятельности различных органов власти, со времен Французской революции исполняющих обязанности полицейского контроля на национальном уровне. В данной серии хранятся дела, содержащие общие списки эмигрантов, обосновавшихся в России после Французской революции, а также документы, представленные в алфавитном порядке и касающиеся эмигрантов, ходатайствовавших о возможном возвращении во Францию в период Консулата и Империи. В серии F/7 хранятся паспорта – документы, которые в XIX в. необходимо было получить для перемещения как по территории Франции, так и за ее пределы. Несмотря на то, что многие из этих документов могли быть утрачены, паспорта серии F/7 представляют собой достаточно однородную документацию периода Директории вплоть до 1852 г. На сайте Национального архива размещена специальная картотека, разработанная в помощь исследователям. Она содержит информацию о шифрах хранения дел, а также о хронологическом периоде документов.

3Среди фондов, поступивших в Национальный архив из Министерства правосудия, серия BB/11 хранит документы отдела по гражданским делам, заведовавшего одновременно государственной печатью (la division des affaires civiles et du sceau). Данный отдел ведал разрешениями, выданными французским гражданам на основании специального декрета и позволявшими им въезжать на территорию, подведомственную заграничным властям (в том числе, Российской империи), а также находиться у них на службе, иметь право на пенсию, выданную иностранным государством, и восстановление во французском гражданстве. Специально разработанная база данных Quidam, доступ к которой обеспечен через Центр приема исследователей Национального архива (CARAN), позволяет вести поименный поиск личных дел французских граждан, оказавшихся таким образом на службе в России.

4В XIX в. лингвисты, историки, антропологи, члены географического общества и другие французские ученые, так называемые «местные эрудиты» («érudits de terrain»), поддерживали постоянные контакты с представителями русского научного сообщества. Источники, касающиеся этих ученых, прежде всего, стоит искать в серии F/17, где хранятся дела, поступившие в Национальный архив из Министерства народного просвещения. В данной серии хранятся, в частности, документы, касающиеся карьерной лестницы всех лиц, занимавших должности в сфере среднего и высшего образования, а также в научных учреждениях, находившихся под руководством Министерства народного просвещения. В серии F/17 находятся документы, касающиеся деятельности основных учреждений в сфере истории науки, находившихся под руководством Министерства народного просвещения; документы по истории научных и литературных миссий, организованных на добровольных началах или спонсировавшихся министерством; а также, с выходом науки на международный уровень, документы о деятельности различных конгрессов, в которых принимали участие делегаты, посланные от министерства. Таким образом, серия F/17 содержит в себе документацию около 130 миссий, организованных в рамках учебных поездок, для участия в конгрессах или различного рода научных исследований, проводившихся в Российской империи до 1914 года.

5Среди источников о французах, пребывавших в России с экономическим целями, обращают на себя внимание документы, касающиеся служебной карьеры инженеров на шахтах, инженеров мостов и дорожных коммуникаций. Эти документы хранились отделом по личному персоналу Министерства гражданских сооружений. В Национальном архиве они входят в состав серии F/14, хранящей архивы Министерства гражданских сооружений и также включены в базу данных Quidam.

6Архивы Министерства торговли (серия F/12) хранят сведения о коммерсантах и промышленниках, интересы которых были обращены в сторону российского рынка. Речь идет, в частности, об отчетах консулов и документах о международных выставках, если указанные категории граждан принимали в них участие. Серия F/12 также содержит документацию о выставках, организованных за границей: например, французская выставка в Москве в 1891 г.

7Знаки отличия играли очень важную роль во французском обществе XIX в. Процедура присвоения знаков отличия зафиксирована в документах, важных для изучения как отдельных индивидуумов, так и социальных групп в целом.

8Исследования в области сношений русских и французских ученых будут значительно дополнены не только благодаря изучению русских архивов, но также и архивных фондов иных французских учреждений, таких как Академия наук, Медицинская академия, Институт Пастор (Institut Pasteur), Музей естественной истории. Будет иметь значение и поиск архивов личного происхождения «местных эрудитов», хранящихся у частных лиц в том случае, если, конечно, эти документы еще существуют, а не были к несчастью утрачены.

Франция и французы в России (1789-1917): критический обзор архивных фондов Министерства иностранных дел, Жером Крас

9Для того чтобы лучше представить богатство и значение архивных фондов Министерства иностранных дел Франции, касающихся вопроса о французском представительстве в России в XIX в., необходимо охарактеризовать основные функции данного учреждения: организация внешней государственной политики, к которой в 1793 г. добавилась защита интересов французского сообщества за границей. Это новое направление деятельности было связано с присоединением к Министерству иностранных дел консульского отдела, до того момента находившегося в подчинении Министерства морского флота. С одной стороны, в XIX в. сеть дипломатических и консульских представительств Франции в России соответствовала этой новой миссии, однако организация этой постоянно растущей системы имела свои недочеты. Так, число генеральных консульств, консульств и вице-консульств, представленных на местах служащими министерства, было недостающим по сравнению с консульскими агентствами, которые возглавляли частные лица с ограниченными полномочиями и влиянием. Несмотря на эти недостатки, на протяжении всего XIX в. установленная сеть позволяла Министерству иностранных дел получать достаточно информации о событиях, происходивших в России.

10В XIX в. документы, произведенные в процессе деятельности Министерства иностранных дел, как на уровне центральной администрации, так и внешних представительств, окончательно переходят под контроль Архивной службы. Созданная еще в XVIII в., эта структура регулировала процесс поступления документов, установленный королевским ордонансом 1833 г., и обеспечи вала государственный контроль всех бумаг, произведенных сотрудниками Министерства как во Франции, так и за границей. Тем не менее, каждый архивный фонд имеет свою собственную историю, и история архивов фран цузских дипломатических и консульских представительств в России была непростой. После революции 1917 г. одна часть документов была эвакуиро вана с территории России и репатриирована во Францию. Многие архивы остались на местах, где подвергались уничтожению, хищению или же были строго засекречены. После Второй мировой войны, в 1960-Х гг., отношения между Францией и Россией начали улучшаться. Судьба этих документов, представлявших собой уже историческую документацию, стала известна. Многие из них были объявлены важным объектом реституции.

11Логическим завершением данной статьи является обзор источников по истории французского присутствия в России с 1789 по 1917 гг., которые хранятся в Министерстве иностранных дел в двух крупных центрах. Новый Центр дипломатических архивов в Курнёв (Иль-де-Франс) хранит документы архивных серий, относящихся к деятельности центральной администрации. Центр дипломатических архивов в Нанте с 1960 г. содержит репатриированные документы дипломатических и консульских представительств. Эти два комплекса, дополняющие друг друга, включают разнородную документацию по интересующему нас сюжету. В ее состав входит коммерческая и политическая корреспонденция, личные дела, регистры и акты консульской канцелярии. Эти документы, избирательно, но, тем не менее, детально характеризуют экономическую, политическую и культурную жизнь французских граждан, находившихся в России в рассматриваемый период, а также позволяют проводить статистические исследования и даже в какой-то мере проникнуть в их жизнь.

Россия в документах исторического архива банка Сосьете Женераль: общие сведения и направления дальнейших исследований, Ксавье Брёй, Камиль Рей

12История банка Сосьете Женераль в России начинается в конце XIX в. Постепенно, через посредничество промышленного общества Омниум и участие в управлении различных межбанковских объединений, Сосьете Женераль приобретает статус сберегательного банка первостепенного значения. Хорошо пред ставляя ситуацию на российском рынке, руководство банка стремилось расширить спектр представляемых услуг и, в связи с этим, учредило дочернюю структуру в Санкт-Петербурге: так, в 1901 г. был создан Северный банк с сетью филиалов по всей империи. Тем самым была обеспечена активная политика финансового партнерства в области добычи природных ресурсов в условиях индустриального подъема страны. Через девять лет, путем слияния с Русско-Китайским банком, Северный банк был преобразован в Русско-Азиатский банк.

13Исторический архив Сосьете Женераль по праву считается неиссякаемым источником сведений по истории экономического сотрудничества между Францией и Россией в период до 1917 г. Помимо дел, касающихся российских и иностранных предприятий, функционировавших на территории России, этот фонд хранит также многочисленные отчеты о проверках, дела иностранных сотрудников (в частности, представителей руководящего звена) и многочисленные свидетельства о политических событиях, сыгравших важную роль в истории Российской империи.

14Эти архивные источники касаются не только банка Сосьете Женераль и его российских филиалов. Благодаря включению в банковскую группу банка Crédit du nord в 1997 г., отдел исторического архива смог пополнить свои так называемые «русские фонды» архивными документами из банка Banque de l’union parisienne (учрежден в 1904 г.). Этот коммерческий банк вплотную интересовался российской экономикой и сотрудничал с французскими банковскими группами, такими как Шнейдер, а также с бельгийскими и русскими, среди которых можно отметить московский банк Союз.

15Таким образом, изучение фондов исторического архива банка Сосьете Женераль позволило бы пролить свет на экономическую и финансовую историю России и франко-русского взаимодействия, и лучше понять социально-политические отношения, связывающие эти страны.

Французские инженеры на службе Российской империи в первой половине XIX века: обзор источников хранящихся на территории России и Украины, Дмитрий Гузевич, Ирина Гузевич

16В настоящей статье мы рассмотрим некоторые источниковедческие проблемы, встающие при изучении истории русско-французских инженерных связей и, в том числе, биографий ряда крупных французских инженеров и ученых, служивших в России в первой половине XIX века. Изучаемая группа насчитывает не менее тридцати человек, большинство из которых сделали в России прекрасную карьеру. Taк, шестеро входили в состав Петербургской Академии наук: П. Д. Базен, М. Дестрем, Б. Клапейрон, Г. Ламе, А. Рокур (де Шарлевиль) и Ж. Гаюи. Не менее восьми достигли генеральских чинов в различных государственных инженерно-технических ведомствах (С. Сеновер, И. Резимон, Л. Карбоньер, П. Д. Базен, М. Дестрем, К. Потье, А. Фабр, Ф. Де Сент-Альдегонд); пятеро имели чины полковников и подполковников в Корпусе инженерв путей сообщения (Клапейрон, Ламе, Рокур, А. В. Ганри, Фабр). Их деятельность в России была весьма разнообразной, она включала преподавание и строительство, проектирование сооружений и производство работ, управление инженерными ведомствами и руководство научными программами, экспертными инстанциями и учеб ными заведениями, не говоря уже об интенсивной научной и издательской деятельности. Некоторые из этих инженеров внесли свой вклад в искусство и литературу, все вели активную социальную и светскую жизнь, имелись поборники популярных в то время экономических и философских течений (сен-симонизм, позитивизм, масонствo). 70% из них были политехниками. Источники, касающиеся этой группы были обнаружены в 50 хранилищах бывшего СССР (государственные, ведомственные и частные архивы, музеи, рукописные отделы библиотек и т. д.), и не менее чем в 30 хранилищах других европейских стран. Изучались также и натурные обьекты, связанные с жизнью и деятельностью этих лиц (дома где они проживали; сооружения которые они строили; их захоронения, портреты и памятные доски). Цель статьи – дать общий обзор всех этих источников которые позволяют восстановить картину жизни французских инженеров в России. В первой ее части будет дан их коллективный портрет; во второй мы обратим особое внимание на основной массив документов, находящихся ныне в раз личных хранилищах двух государств: Российской Федерации и Украины. Отдельная глава будет посвящена краткому обзору других мест хранения в Европе и, в частности, во Франции. В предлагаемом обзоре речь пойдет об уже обнаруженных материалах и о стратегии дальнейшего поиска. Его общие хронологические рамки: 1800-е – 1850-е гг., однако ряд документов может касаться как более ранних, так и более поздних периодов.

Консульская корреспонденция в Национальном архиве Франции как один из наиболее важных источников по истории возникновения французских сообществ в России в XVIII веке, Анн Мезан

17Архивы французских консульств представляют собой источник первостепенной значимости для изучения французских колоний за границей, а также коммерческих, промышленных, культурных и научных контактов Франции с иностранными государствами. Эти документы, поступившие на хранение в Национальный архив Франции из Министерства иностранных дел, представляют собой консульскую переписку периода Старого Порядка. Отметим, что подобные архивные фонды нечасто бывают представлены в полном объеме. Это может быть связано как с рядом политических причин (например, военными действиями или революциями), так и с особенностями функционирования самой системы консулатов. К документам серии Министерства иностранных дел стоит добавить и другие источники, которые также относятся к консульствам периода Старого Порядка и хранятся сегодня в серии «Военно-морской флот B7».

18Помимо переписки консулов с министрами, эти архивные фонды содержат докладные записки на предмет торговли и навигации, документы о состоянии флота, документы по импорту и экспорту товаров, а также списки и сводные ведомости по учету французских граждан за границей. Эти документы, пусть и достаточно приблизительно, все же дают общее представление о французских колониях существовавших в рассматриваемый период. Они характеризуют данные сообщества как на уровне отдельно взятых индивидуумов, так и в области их профессиональной деятельности. Документы консульской канцелярии, часть из которых также нашла отражение в консульской переписке, значительно дополняют рассматриваемые фонды.

19Развитие французской консульской системы в России XIX в. свидетельствует о значимости французского присутствия.

Французская эмиграция в России на рубеже XVIII-XIX вв.: состав и обновление французского землячества (по материалам переписей 1793 и 1806 гг.), Владислав Ржеутский

20Статья анализирует данные переписей выходцев из Франции в России (1793 г. и 1806 г.) После необходимого критического изучения этих источников, даются подсчеты количества французов в столичных городах и в провинции России на это время, а также профессиональный состав колонии и географическое происхождение живших тогда в России французов. Различия анализируемых источников не позволяют с полной точностью определить состав французского землячества, но основные тенденции в его эволюции можно отметить и объяснить.

21Можно отметить с одной стороны относительное постоянство профессионального состава французских эмигрантов в России в этот период: гувернеры/учителя и купечество наиболее многочисленны среди них. Первая из двух профессий даже увеличилась с 1793 по 1806 г., причем прирост затронул и столичные города, и провинцию. В городах выросла доля французов занимающихся образованием и воспитанием, а в провинции – где почти все французы были гувернерами – их число. Этот рост отражает, конечно, спрос на «французское образование», который развивается несмотря на жесткую критику, которой подвергались эти учителя в русском обществе.

22Московское землячество, весьма крупное и хорошо организованное в 1793 г., кажется, уменьшилось к 1806 г., в то время как в провинции число французов увеличилось, что можно отнести опять же на счет растущего спроса на французских гувернеров среди провинциального русского населения, прежде всего дворянства. Другими словами, можно сделать предположение, что именно потребности потребителей этого рода услуг влияют на географическое распределение французов на территории Российской империи.

23Число эмигрантов из Эльзаса и Лотарингии еще более выросло по сравнению с 1793 г., число выходцев из Парижа и его региона, наоборот, немного снизилось, а больше всего уменьшилось число тех, кто родился в России от французских родителей. Запад и юг Франции относительно мало представлены в России.

24Величина эмиграции их Эльзаса и Лотарингии может объясниться положением этих регионов на пересечении нескольких путей и их связями с разными европейскими странами. Связи с Россией для Эльзаса и Лотарингиитрадици онны, особенно с середины XVIII в., когда немало русских студентов учатся в Страсбургском университете, а русские аристократические семьи нанимают выходцев из этих регионов в качестве гувернеров и секретарей. Важность этого явления позволяет нам сравнить его с эмиграцией в Россию из города Галле в петровскую эпоху, изученной Эдуардом Винтером.

Французы в России в царствование Николая Первого (1825-1855) по материала архива Третьего отделения, Вера Мильчина

25Одной из целей созданного в 1826 г. Третьего Отделения Собственного Его Императорского Величества канцелярии был объявлен надзор за иностранцами, приезжающими в России, уезжающими из нее и в ней пребывающими. Архив Третьего Отделения, хранящийся в Государственном архиве Российской федерации (ГАРФ), содержит разнообразные сведения о французах в России в царствование Николая Первого. Эти сведения можно разделить на четыре группы: 1) информация о том, какие документы в эту эпоху требовались французам для въезда в Российскую Империю, для передвижения по ее территории и наконец, для того, чтобы покинуть Россию; 2) судьбы французов, которых русские власти на основании разнообразных источников (донесения русских дипломатов из-за границы, доносы местных секретных агентов, наконец, перлюстрированные письма) высылали из России без права возвращения либо учреждали над ними тайный надзор; 3) судьбы французов «полезных», которые мирно трудились в России и зачастую по тем или иным (экономическим или семейным) соображениям переходили в русское подданство; в этих случаях они уже не подлежали защите со стороны французского посольства, а потому французские дипломаты были заинтересованы в получении точных списков таких французов; в статье анализируется досье 1834, содержащие списки французов, ставших русскими подданными; наконец, 4) информация о деятельности в России французских дипломатов, которые, с одной стороны, были призваны защищать интересы своих соотечественников от притеснений русских властей и неизменно, хотя и не всегда успешно, пытались это сделать, а с другой, сами зачастую подвергались тайному надзору. В статье подробно рассматривается этот последний, четвертый пункт. На основании документов ГАРФа и архива Министерства иностранных дел Франции автор показывает, как действовали французские послы и поверенные в делах (Мортемар, Лагрене, Барант и др.), когда соотечественники просили их о помощи: в некоторых случаях дипломатам удавалось уберечь французских подданных от высылки из России, в других российские власти не прислушивались к их аргументам и французовтаки высылали за пределы империи. Анализируется также деятельность французских дипломатов (в частности, барона де Бургуэна, поверенного в делах летом-осенью 1830 г.), направленная на защиту не столько отдельных соотечественников, сколько в целом чести Франции.

Взгляд французских военнослужащих на Россию конца правления Николая I: Военные атташе и офицеры и на службе в России, Фредерик Гелтон

26Французские военные архивы представляют собой комплекс sui generis, примечательный для любого исследователя, интересующегося историей отношений России и Франции. Особый интерес представляют архивы, относящиеся к периоду между Крымской войной и началом Первой мировой войны. Это связано с главным событием в истории международных отношений конца XIX в. - подписанием военного соглашения между двумя странами, известного, как правило, под выразительным названием Франко-русского альянса. Развитие отношений Франции и России с первых контактов периода Второй империи и до подписания этого соглашения, ознаменовавшего рождение «альянса», перевело оба государства с позиции смертельных врагов на положение верных союзников. Несмотря на драматические события Первой мировой войны, этот счастливый период франко-русских отношений просуществовал вплоть до того, как революционный шквал захватил Российскую империю. Его эпилог приходится на начало 1920 гг., когда французские военнослужащие еще сражались плечом к плечу с войсками Белой армии против большевиков, а Франция приютила на своей земле часть первой волны русской эмиграции, вынужденной покинуть Родину.

27Рассматриваемый исторический период охватывает более чем 60 лет, различные события отмечают его вехи и выделяют отдельные этапы. С точки зрения военной истории, 1870-1880 гг. представляют собой целостный период. В это время в обеих странах воспоминания о Крымской войне, равно как и враждебные политические позиции, занятные во время польского восстания 1863 г. постепенно сходят на нет. Во Франции драматические последствия поражения в войне с Пруссией в 1870-1871 гг. будоражат умы: французские военные, которые еще всего лишь 10 лет назад без какого-либо стеснения высмеивали русскую армию, отныне обращают свое внимание на военную реформу Д. А. Милютина. Такой интерес вызван особенно тем фактом, что некоторые ее особенности были представлены как результат немецкого влияния. Анализируя эту реформу, французы стремятся понять причины своего недавнего поражения и найти модель для реформы собственной армии. Это способствовало достойной оценке заслуг армии, которая, как смутно ощущалось, могла бы стать военным стержнем знаменитого союзника в Восточной Европе, которого Франция рассчитывала заполучить еще со времен правления Франциска I.

28Комплекс военных архивов полностью характеризует сложившуюся ситуацию. В документах офицеров и военных атташе ясно выражена точка зрения тех, кто был направлен в Россию с различными миссиями, для того чтобы оценить обстановку и информировать Париж. На первый взгляд, эти документы могут показаться довольно малочисленными: они представляют всего около сотни картонных коробок с архивами за период 1860-1914 гг. Тем не менее, их численность представляется более значимой при сравнении с подобными архивами, касающимися отношений Франции с Великобританией (около 110 картонных коробок), Австро-Венгерской Империей (менее 30 коробок) и, в особенности, с Германией (немногим более 20 коробок). На страницах этих документов мы встречаем имена их создателей - тех самых немногочисленных французских военных, наблюдавших русскую армию и русское общество. Речь идет о 12 военных атташе и около 70 офицеров, исполнявших различные поручения в России: цифры уже по тем временам исключительные, учитывая, что число французских граждан, проживавших в России на тот момент, колеблется от 8 до 9 тыс. (если принимать за основу цифру 9500, обозначенную в российской переписи 1897 г.) Наблюдения этих военных во многом противоречат официальной историографии с ее историческими клише и определенной политической скованностью как результата политического взгляда, сложившегося в Европе в XX в. Эти наблюдения предлагают исследователям новые направления в методологическом анализе применительно к России рассматриваемого периода, историческая реальность которой, в конечном счете, остается еще недостаточно известной для Европы. Также в документах представлен новый взгляд на русскую армию, такую, какой ее открывают для себя французы. С помощью этих и других первоисточников, находящихся во Франции и России представляется возможным сформировать новое более целостное видение, необходимое для лучшего понимания франко-русских военных отношений времен Альянса.

Французские священнослужители и верующие в России: религиозное, культурное и социальное влияние зарубежного католического духовенства в Российской империи (1890-1917 гг.), Лаура Петтинароли

29Изучение французского представительства в России в XIX – начале XX вв. невозможно без учета религиозного фактора. В то время как растет число исследований по религиозным меньшинствам в Российской империи, важно также не пренебрегать изучением роли иностранных верующих. Представляя собой значительное меньшинство, они играли, тем не менее, ключевую роль в среде своих западных сограждан, проживавших в России, являя собой своего рода структурно-образовательные элементы национальной идентификации. Важно также отметить их роль в среде их единоверцев из числа граждан Российской империи, зачастую подвергавшихся наказаниям, установленным имперским законодательством для лиц, принадлежащим к иностранным конфессиям. В данном исследовании речь идет о деятельности французских священнослужителей и французских верующих в религиозной, социальной и культурной сферах в период правления Николая II.

Москва и Московский Кремль в восприятии французских путешественников XIX – начала XX в, Татьяна Балашова

30Москва в XIX – начале XX в. привлекала немало путешественников, как русских, так и иностранных. Историческую столицу посещали, в том числе, путешественники из Франции, среди которых были знаменитые писатели, ученые и дипломаты. Французская литература путешествий, посвященная Москве, способствовала формированию образа России во Франции. Она свидетельствуют об особом интересе к первопрестольной столице. В отличие от Санкт-Петербурга, Москва воспринималась как исконно русский, национальный город, связанный с ключевыми моментами русской истории. Авторы путеводителей, путевых записок и воспоминаний наделяли Москву чертами города более азиатского, чем европейского, скорее сказочного, чем реального. Этот образ наиболее ярко воплощался в описании Московского Кремля, исторического и культурного центра города.

31Социально-экономические и культурные перемены, происходившие во французском обществе после 1830 г., развитие сети железных дорог и рост экономической интеграции способствовали тому, что путешествия становились все доступней для широких слоев населения, а направления все разнообразней. Литература путешествий, в частности, такой жанр как путеводитель, становилась все более востребованной. Во второй половине XIX – начале XX в. заметно возросло число путеводителей о России и Москве на французском языке, их характер стал более информативным и практичным, что отражало первые шаги в развитии массового туризма.

32Сравнительное изучение путевых записок, воспоминаний и путеводителей о Москве свидетельствует о взаимном влиянии, существовавшем между этими жанрами, и позволяет восстановить маршрут французских путешественников в Москве XIX – начала XX в., а также судить об особенностях восприятия города и аттрактивности его различных достопримечательностей.

Дневник путешествия в Россию Генриха Вевер: неопубликованный источник по изучению франко-русских отношений в период Прекрасной эпохи, Н. Кристин Брукс, Вилла З. Сильверман

33Целью данной статьи является анализ ранее неопубликованных путевых заметок, составленных Генрихом Вевер (1854-1942) во время его путешествия в Россию летом 1891 г. Крупный ювелир, Вевер стоял на позициях борца за стиль «модерн» и играл решающую роль в переменчивой художественной среде начала XX в. Будучи ведущим французским ювелиром, он отправляется в Россию представлять интересы Франции в области коммерции и культуры на выставке в Москве. Проведение выставки имело целью демонстрацию российскому рынку французских достижений в промышленности и ремесленном производстве и свидетельствовало о сближении во франкорусских отношениях, завершившимся, в конечном счете, ратификацией альянса двух стран. Исполнив профессиональные обязательства, Вевер предпринимает свою собственную поездку в Россию. Она детально описана в его дневнике, представляющем собой около 80 печатных страниц. Из этой путешествия, которое проведет его от Москвы до Самарканда, через Баку и Тифлис, Вевер вернется восхищенный разнообразием повстречавшихся ему культур, что окажет важное влияние на его деятельность как ювелира, так и коллекционера. Несомненно, в его путевых записках порой находят отражение заметки других французских путешественников, но, тем не менее, его рассказ остается наиболее важным свидетельством переходного периода в развитии франко-русских отношений.

Август Семен, французский типограф, издатель и книгопродавец в Москве, Анна Маркова

34Данная статья представляет собой краткий обзор деятельности типографа, словолитчика и книгоиздателя Августа Семена. Недавно обнаруженные архивные материалы, позволили точнее представить окружение типографа и обрисовать парижский период его жизни.

35Приехав в Москву в конце 1800-Х годов, этот француз ярко начал свою карьеру в России: ему было поручено организовать и руководить типографией для Н. С. Всеволожского, такой «какой в Отечестве нашем еще никогда не бывало». Для осуществления этой непростой задачи А. Семен принимает решение отправиться в родной Париж за печатными станками и литерами к известным на всю Европу типографам, Дидо и Жилле. Впоследствии, когда Семен откроет словолитню и учредит свое собственное печатное производство при Медико-хирургической Академии, он существенно переосмыслит рисунок русских шрифтов Дидо, и тем самым обеспечит развитие неоклассического стиля на страницах собственных изданий.

36Таким образом, Август Семен не просто типограф, но своего рода мыслитель типографского дела, который был неординарной и одаренной личностью. В России он принял масонство, во время войны 1812 г. был сослан в Нижний Новгород, издавал запрещенные книги. Все это, однако, не помешало успешному развитию его деятельности в России: более сорока лет он руководил печатными работами в Синодальной типографии, за что неоднократно был награжден самим Императором. В своей собственной типографии Семен печатал самые различные сочинения, от медицинских диссертаций, газет и иллюстрированных журналов до первых и прижизненных изданий русских классиков, нашедших благодаря Августу Семену достойное и безупречное по своей форме выражение в виде книги.

37Особая ценность данной статьи заключается в том фактическом материале, который был предоставлен недавно обнаруженным архивным источником: описанием имущества, составленным после смерти гравера географических карт Гийома-Франсиса Семена, брата типографа. Этот документ, и связанные с ним печатные материалы позволили точнее представить окружение типографа и обрисовать парижский период его жизни. Кроме того, это первый краткий обзор деятельности Августа Семена, подготовленный на французском языке.

Петр Дубровский и французское эмигрантское сообщество в Санкт-Петербурге (1797-1812) (По рукописным фондам Российской национальной библиотеки), Владимир А. Сомов

38Имя Петра Петровича Дубровского (1754-1816), русского дипломата и библиофила, владельца уникальной коллекции рукописей, хорошо известно всем, кто интересуется французскими фондами, сохранившимися в России. Дубровский создал свою коллекцию во Франции; его эрудиция, вкус к приобретению рукописей, познания в библиографии, это результат знакомства с книжным и антикварным рынком Парижа, который в эпоху Революции, представлял огромные возможности для любителей редкостей. Как сотрудник посольства, Дубровский был знаком с аристократами, уезжавшими в Россию. Сам он покинул Францию в 1792 году, оставив много долгов, и рассматривался республиканскими властями как эмигрант. В Гамбурге, где он служил в русской миссии под начальством Фредерика-Мельхиора Гримма, он также общался с беженцами из Франции. Занимаясь проведением конкурса на лучшую оду, посвященную памяти Екатерины II, Дубровский встречался с издателями и сотрудниками эмигрантского журнала «Le Spectateur du Nord» (маркиз де Ла Мезонфор, братья Фош, де Бодюс, Ривароль и др.). Многие из его знакомых вскоре оказались в Санкт-Петербурге, куда он сам вернулся в 1800 г. Продав свою коллекцию русскому двору, в 1805 г. он поступил на службу в Императорскую публичную библиотеку, у истоков существования которой стояли эмигранты (первым ее директором был граф Шуазель-Гуффье). Непосредственным начальником Дубровского в этом учреждении был шевалье д’Огар, а среди его коллег — граф Шанкло, Пьер Торси, аббат Бюте, аббат Грандидье и др. Эмигранты, сами обладавшие богатыми библиотеками, перенесли в Россию свои познания в литературе, свою книжную культуру. Их труды, равно как и деятельность Дубровского, способствовали усвоению французской культуры русским обществом.

Граф Фердинанд де Ла Барт и изучение французской культуры в России, Петр Заборов

39Статья представляет собой краткий очерк жизни и деятельности видного русского филолога графа Фердинанда Георгиевича де Ла Барта (1870-1915). По отцу он принадлежал к знатному, хотя и сильно обедневшему, французскому роду, по матери – к малороссийскому дворянству, тоже утратившему былое благосостояние. Он родился во Франции, в г. Преверанж (деп. Шер), там прошли его детские годы, там он получил католическое воспитание и первоначальное образование в местном коллеже. Затем семья переселилась в Россию и обосновалась в Санкт-Петербурге, где после окончания престижной гимназии Я. Г. Гуревича он в 1890 г. поступил на Романо-германское отделение Историко-филологического факультета университета, незадолго перед тем основанное и возглавлявшееся академиком А. Н. Веселовским. Под влиянием этого великого ученого-гуманитария Ла Барт сформировался как историк французской и вообще западноевропейской литературы и создал свои основные научные труды – «Шатобриан и поэтика мировой скорби во Франции, в конце XVIII и в начале XIX столетия» и «Романтическая поэтика во Франции». Первый из этих трудов был им защищен в 1906 г. качестве магистерской диссертации, второй – в качестве докторской, три года спустя. С 1898 г. и до конца жизни Ла Барт преподавал французский язык и литературу, а также некоторые другие смежные филологические дисциплины, в различных учебных заведениях, с 1901 по 1909 гг. в Киевском, с 1910 – в Московском университетах. Кроме того, еще в молодости им был весьма удачно выполнен перевод в стихах «Песни о Роланде» (1897), удостоенный Пушкинской премии и в дальнейшем не раз переиздававшийся. Он являлся также автором ряда учебных пособий и множества ученых и публицистических статей, увидевших свет на страницах журналов и газет, а также неоднократно выступал с публичными лекциями на разные темы. Преждевременная смерть помешала Ла Барту осуществить все его замыслы (например, продолжить и завершить начатые «Разыскания в области романтической поэтики и стиля»), но и тем, что ему удалось сделать, он внес весомый вклад в русскую гуманитарную науку и изучение у нас французской культуры.

Роль Франции в становлении Императорского музея Эрмитаж до его торжественного открытия при Николае I, Гийом Нику

40В XIX в. продолжается, в несколько меньшем масштабе, начатое Екатериной II пополнение картинной галереи Императорского музея Эрмитажа произведениями живописи из Франции. В периодправления Александра I, закупки картин осуществляются преимущественно директором Музея Наполеона (впоследствии переименованного в Лувр) Домиником Виваном Деноном (1747-1825) и генерал-адъютантом князем Василием Сергеевичем Трубецким (1776-1841). Для обогащенияекатери нинской коллекции они руководствуются программой директора музея Эрмитаж графа Дмитрия Петровича Бутурлина (1763-1829), изложенной в его докладе императору «Tableau de l’Hermitage Impérial». Этот документ является одним из главных источников, хранящихся в архиве Государственного Эрмитажа, на основе которых в настоящей статье рас смотрена роль Франции в истории составления этой личнойимператор ской коллекции в период до ее преобразования в публичный музей и торжественного открытия при Николае I в 1852 г.

41В этих документах мы также находим указание на участие в программе пополнения коллекций секретаря Августа Планата. После художников Габриэля Франсуа Дуайена (1726-1806) и Армана Шарля Караффа (1762-1822), он стал третьим французом, работающим в Эрмитаже.

42Одновременно с закупкой новых шедевров, в Музее переосмысляется раз веска картин, купленных во Франции со времен правления Екатерины II, а также в целом, роль французской школы живописи в коллекции Эрмитажа. Проводится архитектурная перепланировка, а вслед за ней и изменение музей ной экспозиции. Одной из задач этих преобразований являлось достойное представление двух крупных личных коллекций, целиком приобретенных Александром I в западной Европе в 1814-1815 гг.: коллекции императрицы Жозефины (1763-1814) из галереи Мальмезонского дворца, и коллекции банкира Уильяма Гордона Кузвельта, история которой напрямую связана с наполеоновской кампанией в Испании.

Парижские золотых и серебряных дел мастера на службе в России в XIX в, Вильфрид Зейcлер

43Уровень производства золотых и серебряных изделий в Париже высоко ценился русским императорским двором еще в XVIII в. Тогда русские правители и лица из окружения императора обращались с заказами к знаменитым мастерам французской столицы. Об этом, в частности, свидетельствует опись императорских золотых и серебряных изделий, опубликованная бароном А. де Фоелкерсам (baron A. de Foelkersam) в 1907 г. В XIX в. эта традиция продолжается. Лучшие французские мастера и фабрики Парижа работают для исполнения многочисленных заказов российского императорского двора, а некоторые из них даже иногда переезжают в Россию.

44Изучение различных источников позволяет точнее проследить следы этого своеобразного культурного обмена. Для этого стоит для начала просто обратить внимание на многочисленные золотые и серебряные изделия, хранящиеся в составе русских коллекций.

45Заказные книги, сохранившиеся в частных архивах многих французских семей, счета и описи коллекций, хранящиеся в русских национальных архивах (РГИА в Санкт-Петербурге, ГАРФ в Москве) или в музеях (архивы Эрмитажа или ряда дворцово-парковых ансамблей окрестностей Санкт-Петербурга) позволяют выработать новый взгляд на историю коллекций. Эти документы свидетельствуют об особой склонности русских людей к французскому великолепию и дают возможность изучить коммерческие уловки парижских мастеров, желавших завоевать российский рынок. Речь идет и расширение торговой сети, и об участии в международных выставках, организованных как в Санкт-Петербурге, так и в Москве, и о поддержании особых привилегированных отношений со своими клиентами, а также адаптация изделий ко вкусу заказчиков.

46Золотых и серебряных дел мастера Наполеона, затем романтические Фроман-Мерис (Froment-Meurice), Лебран (Lebrun) или Морель (Morel), а позднее и мануфактура Кристофль (Christofle) и великие мастера Прекрасного Века способствовали влиянию французского стиля на российский императорский двор. С установлением Франко-русского альянса, два французских мастера, Одио (Odiot) и Келлер (Keller), были вообще удостоены особого титула, получив патент на право поставки изделий к императорскому двору.

47Таким образом, как и история живописи, история золотых и серебряных изделий и династий великих парижских мастеров может быть с тем же успехом изучена через призму русских коллекций.

Поль Буайе, его связи с Россией и реформа Парижской Школй восточных языков в 1910-ые годы, Анна Пондопуло

48В статье ставится вопрос о взаимозависимости связей между Францией и Россией в начале 20-го века и развитием востоковедения и славистики в этот период. Делается вывод об изменении статуса преподавания русского языка: ещё недавно маргинальная дисциплина, русский язык всё больше привлекает политиков и становится одним из инструментов преобразования Парижской Школы Восточных Языков. В центре этих изменений находится Поль Буайе (1864-1949), директор Школы, славист, инициатор реформ в системе востоведного образования и друг многих русских деятелей литературы и искусства. Ему и посвещена статья, кото рая, опираясь главным образом на материалы Государственных Архивов Франции, прежде всего пытается выяснить, каковы были его связи с поли тиками, во Франции и в России. В целом, являясь незаурядной личностью, oн развил тенденции, начатые его предшественниками.

Банк Сосьете Женераль в России: путь от промышленности к банковскому делу (1870-1900), Брюно Бельост

49В 1901 г. в Санкт-Петербурге был создан филиал французского банка Сосьете Женераль - Северный банк, который в результате слияния с Русско-Китайским банком стал основой одного из главных банков Российской империи - Русско-Азиатского банка. Но и до этого события Сосьете Женераль принимал активное участие в развитии российской тяжелой промышленности, организованной по западноевропейскому образцу.

50Отправочной точкой в сотрудничестве Сосьете Женераль с Россией считается 1870 г. Тогда, спустя шесть лет после своего основания, банк впервые обращается к российской экономике. При участии французских и бельгийских промышленников и инженеров, некоторые из которых состояли в совете управления, Сосьете Женераль осуществлял финансовые и инвестиционные операции в секторе транспортной инфраструктуры, а так же в горной, металлургической и механической промышленностях. Важным для развития деятельности банка стал опыт, приобретенный во Франции, Алжире и Андалузии. Активная политика финансового партнерства касалась развития судоходства по Москве-реке, железных дорог юга России, угольных шахт Донецкой области и железодобывающей промышленности в Кривом-Роге, а также машиностроения в Санкт-Петербурге и черной металлургии.

51Эти сферы интересов были объединены в 1897 г. при создании холдинга на основе бельгийского законодательства. Деятельность Сосьете Женераль развивалась быстрыми темпами, чему способствовали многочисленные командировки инженеров, а также деятельность иностранных руководителей на местах, многие из которых работали на территории России долгие годы. В частности, трудности, возникшие в деятельности Общества заводов Брянска, одного из крупнейших в России, привели к созданию дочерней структуры Сосьете Женераль - Северного банка.

Деятельность банка Лионский кредит в контексте французского присутствия в России (1878-1920), Роже Нугаре

52Лионский кредит стал единственным французским банком, допущенным к работе в России под собственным именем и без создания дочерних предприятий. Его представительства были учреждены сначала в Санкт-Петербурге (1878 г.), затем в Москве (1891 г.) и в Одессе (1892 г.). Несмотря на события 1905 г. деятельность банка протекало успешно, и его работа была прекращена только в связи с постепенным закрытием филиалов во время Революции. Деятельность банка была сосредоточена на краткои среднесрочном кредитовании и активном участии в финансовой и коммерческой деятельности страны (в частности, в торговом секторе Одессы) - это существенно выделяло Лионский кредит среди других банков. Что касается инвестиций в промышленный сектор, отметим, что они не входили в круг его интересов. Обращение к доступным архивным документам (переписка, отчеты, подсчеты прибыли и убытков отделений банка, дела клиентов, дела об инспекциях) позволило бы осуществить до сих пор мало применяемый историками микроэкономический анализ, а также провести сравнительные социологические исследования о персонале банка.

53Благодаря уникальной коллекции финансовых обзоров различных предприятий, в архиве Лионского кредита можно обнаружить множество сведений о деятельности различных французских организаций, функционировавших в России. Эти документы содержат независимую оценку, и даже если они и не являются единственным источником по истории того или иного предприятия, то их анализ позволяет во многом дополнить и переосмыслить выводы, сделанные на основе изучения архивов самих организаций. В дополнение к этим источникам по деятельности французов в России, следует добавить документы о выпуске акций и облигаций, а также некоторые клиентские списки. Изучение этих архивных фондов позволило бы обогатить наше знание по истории французских предприятий новыми сведениями из области международных отношений.

Учреждение банка Ротшильдов в России в 1883-1886 гг, Елена Развозжаева

54В начале 1886 года, банк Ротшильдов купил общество С. Палашковского и стал главным конкурентом компании Л. Нобеля до 1918 года. В 1880-Х гг. нефть еще употребляли не как горючее, но как керосин, ламповое масло, и немногие видели в ней важное сырье на экспорт. Историки задавали себе вопрос о причинах, по которым Ротшильды решили инвестировать в русскую нефть, но ограничивались только констатированием данного факта. Исследование переписки французского инженера банка Ротшильдов, Жюля Арона, хранящейся в Национальных Архивах Франции в Рубе (фонд 132 AQ, 840-849 т.), позволило проследить начало развития «русских дел» в знаменитом банкирском доме.

55В отношениях Ротшильдов с русскими нефтепромышленниками 1883-1886 гг. можно выделить три периода:

  • период изучения инвестиционного проекта предприятния Нобелей (начало 1883 г. - лето 1884 г.);
  • период столкновения интересов Нобелей, общества С. Палашковского и А. Бунге, предприятия по продажам нефти в Австро-Венгрии «Линдхейм и К°» и банкирского дома Ротшильдов, отказ французских банкиров сотрудничать с Л. Нобелем (сентябрь 1884 г. - март 1885 г.);
  • период переговоров и покупка общества С. Палашковского Ротшильдами и переименование его в БНИТО (август 1885 г. - весна 1886 г.).

56Переписка Арона позволяет нам сделать следующие выводы.

57Инициатором инвестиций Ротшильдов в русскую нефть выступил Л. Нобель. Его предложением заинтересовался зять барона Альфонса Ротшильда Морис Эфрусси из одесского банкирского дома. Анализ возможности получения прибыли из этого дела был поручен в свою очередь Жюлю Арону, инженеру и администратору нефтедобывающего румынского общества в Фиуме, финансируемого Ротшильдами. На основании данных, собранных во время поездки в Россию летом 1884 г., Арон составил отчет о развитии предприятия Нобелей в России, что послужило основой для переговоров.

58Сам подход Ротшильдов к делу показывает, что они никогда не принимали решения под влиянием эйфории по поводу заключения русско-французского союза, но основывались только на расчетах прибыли дела, сделанных компетентными специалистами. У них уже был опыт управления нефтяным заводом в Фиуме. Знание верхушки российского правительства по русским займам, в которых участвовали Ротшильды, только создавало положительный контекст для начала промышленного дела в России.

59Основными проблемами в переговорах с Нобелем стали: во-первых, вмешательство в них инженеров, которые уволились из завода в Фиуме, чтобы перейти работать на конкурирующую с заводом компанию «Линдхейм и К°»; во-вторых, высокомерное обращение Л. Нобеля, который не хотел пойти Ротшильдам на уступки в заключении контракта, позволял себе отправлять на переговоры с ними своих заместителей, либо вообще отменял запланированные встречи. К такому обращению французские банкиры не привыкли и 4 марта 1895 г. разорвали все отношения с Нобелями.

60Через полгода, когда пришла новость о том, что общество С. Палашковского на грани банкротства и стоит в десять раз меньше, чем стоило в августе 1884 г., Ротшильды принимают решение о покупке этого общества, что и происходит в апреле 1886 г.

Обзорная и инспекционная коммандировки французского перестраховщика в Россию в 1906 г. Анкета рисков и промышленной ситуации, Раймонд Дартевиль

61Целью данной статьи является представление практической стороны политики французского страхования в индустриальной России начала XX в. Основу этого исследования составляют до сих пор неизученные архивных источников личного происхождения, которые в наши дни находятся нахра нении в страховой группе Axa. Данный комплекс документов был дополнен и другими личными архивными фондами. Речь идет, в частности, о документах исторических архивов Общего Страхования Франции (Assurances générales de France) и банков Лионский кредит и Сосьете Женераль. Также были при влечены документы, хранящиеся в Национальном архиве.

62Особое внимание в настоящей статье уделено трем следующим проблемам:

631. Отчет об обзорной командировке французского перестраховщика как новый источник для изучения российской промышленной отрасли и ее отдельных предприятий.

64Отчет страхового инспектора компании Ля Патернель содержит наиболее полные и достоверные сведения, собранные на случай страхования от пожаров и необходимые, в частности, для точного подсчета промышленных рисков и тарифов надбавок в соответствии с реестрами и действующими критериями разрядов и рисков. В силу особенностей такого рода инспекций, в этот отчет помимо подробных описаний входит целая группа особенно ценных для историков материалов: планы, схемы, цветные чертежи и черно-белые фотографии, на которых изображены внутренние помещения заводов и мастерских. Также, этот архивный источник содержит общие исторические сведения и данные о промышленной географии, создавая некий цельный образ «технической системы» российской промышленности в архитектурном и пространственном контексте. Отдельного интереса заслуживает типология российских мануфактур (хлопок, шерсть, шелк, ситец), составленная по географическому принципу в зависимости от их расположения, а также учитывая факторы, влияющие на потенциальные промышленные риски.

652. Техническая анкета перестраховщика, как источник для изучения истории и измерения промышленных рисков.

66Изучение технической анкеты позволяет выделить типы материалов, использовавшихся в построении мануфактур, а также различные средства защиты при несчастных случаях (пожарах, взрывах и др.). На основе этой анкеты возможен сравнительный анализ «технической системы» российской промышленности, выделение особенностей ее развития, результатов и инноваций. Наконец, анкета содержит подробные сведения об организации заводов, где перечислены их размер, количество мастерских, типы машинного оборудования, объемы продукции, затраченный капитал, штат, методы работы и распределения труда.

67В своих описаниях инспектор основывался на производственных фотографиях (заметим их принципиальное отличие от репортажных документальных фотографий), этому аспекту в нашей статье уделено отдельное внимание. Производственная фотография - это уникальный исторический источник, ее примеры мы также находим в других иллюстрированных отчетах и технических заданиях составленных французскими и другими зарубежными промышленниками (в частности, в Германии и Соединенных Штатах Америки).

683. История и «культура командировок» в Россию: от обзорной командировки перестраховщика до командировок французских инженеров и фабрикантов.

69Отчет об обзорной командировке французского перестраховщика, столь богатый сведениями об экономической и промышленной жизни России являет собой яркий пример традицию подобных обзорных поездок их влияние на обучение инженеров в европейских странах. В этой связи следует подчеркнуть ключевую роль французских фабрикантов, обосновавшихся в России в первой трети XIX в., в частности, специалистов по химической окраске, приехавших из Швейцарии и Эльзаса.

70Подобный подход будет особенно интересен историкам. Он позволяет глубже понять сам процесс построения рассчитанной на массового потреби теля эффективной и конкурентоспособной технической системы продик тованных обычаями и развитием рынка социальных и культурных условиях. Кроме того, в этом подходе подчеркнута роль семейных связей (в том числе и эндогамии) в развитии международного сотрудничества и обмене техно логиями и опытом. Таким образом, промышленность и экономика России начала XX в. представляет собой ценнейшую тему для исследования по истории страхования.

Неизвестная сторона французского капитализма в России: деятельность предпринимателей в секторе гражданского строительства России (1857-1914), Доминик Баржо

71Общее понижение расходов на капиталовложения во Франции к середине XIX в. побуждает предпринимателей в области гражданского строительства, металлических и механических сооружений обратить свое внимание к экспорту в Россию. Процесс внедрения в российскую экономику проходит в два этапа: 1857-1862 гг., затем 1908-1914 гг. В промежуточный период экономического застоя между французскими предприятиями заключаются союзы при активном сотрудничестве бан ковскими системами (в частности, Régie générale des chemins de fer и Banque de l’union parisienne), нередко и при участии коллег из Бельгии (Hersent, GTM и Ackermans Van Haaren).

72Ильдевер Эрсен и его компаньон Альфонс Куврё входят в число самых первых предпринимателей, открывших свое дело в России. В 1872-1875 гг., с целью получить заказ на сооружение канала Кронштадт-Санкт-Петербург, они сближаются с компанией Шнейдер и банком Лионский кредит. Несмотря на затраченные усилия, заказ переходит к сильнейшему конкуренту Николаю Путилову. Гораздо более повезло сыновьям Ильдевера Эрсена, Жану и Жоржу. Заинтересовавшись сначала строительством Волгодонского канала и нефтяными ресурсами региона Баку, они занимаются оборудованием портов Санкт-Петербурга (в 1905-1906 гг.) и Реваля (в 1911-1916 гг.) при участии компаний Шнейдер и Ackermans Van Haaren.

73В начале XX в. на сцене появляются новые участники: Шнейдер и К°, Марсельское общество капитального строительства и французское Сообщество предприятий. Если Шнейдер и К° действуют через посредни чество русского Делового профсоюза или же Национального строительного общества (1912 г.), то участники из Марселя ведут себя независимо. Более того, большую часть своей прибыли в 1892-1913 гг. Марсельское общество капитального строительства получает, став наиболее активной фирмой в России в своем секторе. Она занимается обустройством портов городов Туапсе и Таганрог, сотрудничает с французским Сообществом предприятий для организации деятельности в области железных дорог. Что же касается Сообщества предприятий, то в 1912 г. оно совершает прорыв на россий ском рынке: создается Олонецкая железнодорожная компания, а затем и Общество «Подрядчик» (гражданское строительство), проводятся работы на санкт-петербургской электростанции. Но и это начинание терпит неудачу, так как все эти предприятия покидают Россию с 1916 г.

Французская компания Шнейдер и К° в России (1856-1899), Агнесс Д’Анжо-Баррос

74Основанная в 1836 г. французская компания Шнейдер и Ко впервые обращается к российской экономике в связи с русско-французским сближением 1856 г. В этот период основными интересами предприятия являются металлургия и производство паровых машин.

75Ежен Шнейдер, управляющий компании и вице-президент Законодательного корпуса, во французской истории по праву считается оплотом Второй империи (1852-1870). Среди первых заказов Шнейдер и К° в России можно отметить несколько заказов от Морского министерства, а также изготовление локомотивов для Главного общества российских железных дорог, учрежденного братьями Переир и президентом Законодательного корпуса герцогом Морни. Это активно начавшееся сотрудничество с 1861 г. постепенно снижает обороты, так как Главное общество российских железных дорог не располагает достаточными средствами для реализации задуманных проектов. К тому же, общая экономическая ситуация в стране переживает не самый благоприятный период.

76Всемирная выставка в Париже 1867 г. послужила новым толчком для раз вития отношений с Россией, на этот раз более прочных и продолжительных. В первую очередь это связано с увеличением числа железнодорожныхкомпаний, заинтересованных в производстве локомотивов и строительстве мостов. Немаловажную роль сыграло и развитие главного завода компании - Martin et Bessemer, производящего рельсы и колеса из стали, материала гораздо более прочного, чем железо. Прежде чем вплотную приступить к исполнению зака зов из Австрии и России, Шнейдер и Ко учреждает свое представительство в Вене. Всемирная выставка в Вене в свою очередь позволила компании при влечь к себе новых клиентов, и это в период начала кризиса перепроизводства, который продлится вплоть до 1896 г. Период процветания Шнейдер и К° и ее активное участие в развитии железных дорог будет продолжаться вплоть до 1878 г.

77В течение следующих десяти лет компания не получает заказов, и только в 1891 г. начинается переходный этап в ее деятельности. Автоматизация производства открыла новые перспективы, и Шнейдер и К° интегрируется в рынок по установке оборудования (обшивочных щитков и труб).

78Символом этого нового направления, активно развивающегося с 1907 г., можно назвать Общество Путиловских заводов, ставшим представителем компании в России с 1897 г. Некоторые строительные объекты в 1896-1899 гг. финансировались Банками Парижа и Нидерландов или же банком Сосьете Женераль: сложившиеся на них риски показали всю необходимость учреждения в России собственного банка компании Шнейдер и К° для проведения плодотворного сотрудничества.

Строительное общество «Батиньоль» в России, Ранг-Ри Парк-Баржо

79В период до Первой мировой войны строительное общество «Батиньоль» являлось лидером среди французских компаний, работавших в области частного и гражданского строительства. Отличительной чертой Общества можно назвать его ориентацию на зарубежный рынок: так, в 1913 г. 73% от общего объема торговых операций были осуществлены за границей. Созданное в 1871 г. Строительное общество «Батиньоль» является результатом преобразования Общество Эрнест Гуйан и К°, основанного Эрнестом Гуйан (Ernest Goüin) в 1846 г. Несмотря на переход к анонимному акционерному обществу, «Батиньоль» по-прежнему остается семейным предприятием. Начало его деятельности в России было положено в 1857 г.

80Три фактора способствовали интересу Общества «Батиньоль» к России. Во-первых, «Батиньоль» с выгодой проводит торговые операции за границей благодаря своему превосходству в области строительства металлических мостов. С 1859 г. оно ведет все строительные работы на линии Санкт-Петербург-Варшава, возводит Рыбинский мост через Волгу, в 1857-1862 гг. оно участвует в строительных работах Общества российских железных дорог. Когда же рынки сбыта Парижской метрополии переживают кризис, «Батиньоль» ориентируется на политику экспорта, в частности, на территории России (что составляет 7,7% торговых операций, осуществленных в период с 1885-1886 гг. по 1913-1914 гг.). Во-вторых, благодаря Франко-русскому альянсу, «Батиньоль» приобретает великолепную возможность расширения этого направления своей деятельности. Наконец, сам Жюль Гуйан (Jules Goüin) проявляет личный интерес к России, где он часто бывает, особенно в период 1886-1893 гг.

81Одним из знаковых сооружений Общества «Батиньоль» в России можно с уверенностью назвать Троицкий мост, возведенный в Санкт-Петербурге в 1897-1901 гг. Возведение этого монументального, и непростого по своей конструкции сооружения открыло путь к новым творениям «Батиньоль» в России: Дворцовому мосту в Санкт-Петербурге (1906-1908 гг.) и мосту через реку Вислу в Варшаве (на тот период еще относившейся к России). Для оснащения Транссибирской магистрали Общество специально приобретает и оборудует монтажные мастерские. Эта активная деятельность строительного общества «Батиньоль» в России с 1909 г. постепенно сходит на нет и окончательно прерывается с Первой мировой войной.

Пьер Дарси в России (1870-1918), Светлана Кузьмина

82Деятельность французских предпринимателей в России в конце XIX – начале XX века представляет собой чрезвычайно важную и, вместе с тем, мало исследованную научную проблему. Между тем следует отметить, что деловые операции представителей французской буржуазии оказали значительное влия ние на экономическое развитие России. Участвуя в широкомасштабном финан сировании русской промышленности, французские предприниматели активно внедряли передовые промышленные технологии и эффективные методы капиталистического руководства производством, что безусловно способствовало ускорению темпов промышленной индустриализации России.

83Одним из ярких представителей французского предпринимательства в России был Пьер Дарси, сыгравший выдающуюся роль в становлении и развитии российской металлургической промышленности. Осуществляя руководство ряда металлургических предприятий, Пьер Дарси проводил политику направленную на ускорение процесса концентрации российской промышленности и установление новейших методов капиталистической организации в виде монополий. Создатель и руководитель синдиката «Продамета», представитель франко-бельгийской финансово-промышленной группы Пьер Дарси, принимал самое активное участие в наиболее важных финансовых операциях в металлургической и металлообрабатывающей промышленности России.

© Publications de l’École nationale des chartes, 2011

Conditions d’utilisation : http://www.openedition.org/6540

Rechercher dans OpenEdition Search

Vous allez être redirigé vers OpenEdition Search